?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Перед вами малоизвестная картина художника Н.Г. Гончарова из коллекции Белгородского историко-краеведческого музея. Странная на первый взгляд. Давайте выясним, что же здесь изображено, ведь история рисунка небезынтересна.

Н.Г. Гончаров Колонна немецких пленных идет по улице Ленина 1947

Часто бывает так, что событийная живопись исторически не верна, а является творческим вымыслом автора. Таково большинство полотен. Это плохо, ведь художники из благих побуждений, но будучи не в теме, искажают историю. А обыватель потом лицезреет и думает, что так всё и было. Но здесь обратная ситуация. Автор - очевидец события и изобразил его очень точно. Благодаря этому мы становимся свидетелями необычного, но привычного для белгородцев того времени шествия. Давайте выясним, что же это за шествие!

Зритель, впервые видящий картину, однозначно сделает простой вывод: по городу идет колонна немецких солдат, сопровождаемых вооруженными красноармейцами. Время действия остаётся под вопросом. Но судя по хорошему внешнему виду и состоянию одежды пленных, напрашивается вывод военном периоде сразу после освобождения Белгорода. Во всяком случае, так мне ответило большинство людей, немного знакомых с историей родного края. Некоторые из тех, кто более углубленно знаком с вопросом, высказали мнение, что изображен конвой военнопленных, размещенных в городе, которых ведут на восстановительные работы. Действительно, в течение нескольких лет такое имело место быть.

Интервенты работали на городских предприятиях и в строительстве. Как ни странно, жизнь несостоявшихся оккупантов была достаточно неплоха на общем фоне. К ним гуманно относились, рабочее время и планы были жестко регламентированы, а снабжение иногда вызывало зависть у местного населения, которое вообще ничего получить не могло. Так, кроме нормального пайка, им выплачивалось пусть и небольшое денежное жалование, а так же периодически обновлялась одежда и бельё. Причем на "родное" - трофейное и качественное. Мастеровитые немцы быстро наладили теневые контакты с горожанами - меняли на деньги или домашние продукты самодельные бытовые мелочи, предметы амуниции, промышляли мелким ремонтом. Особенно их донимали две проблемы: болезни при отсутствии нормальной медицины и ограничение свободы контактов. В остальном условия были несравнимо лучше, нежели на передовой при тотальном отступлении, где и закончился их боевой путь.

Колонна военнопленных под Белгородом. Фотофонд ГАБО

В Белгороде с 1944-го года базировалось несколько спецобъектов. Два отделения Курского лагеря НКВД №145 (общей численностью по области более 13 000 чел.): стационарное отделение №5 при Ж/Д станции Белгород на 1000 чел., отделение №7 в городе на 400 чел. В 1945-1946 недолгое время размещалось отделение №5 Рыжковского лагеря НКВД №407 на 2300 чел (город). В 1948 г. размещалось отделение №12 лагеря №395, занимавшееся строительством трассы "Крым" на участке Курск-Харьков.

Отделения лагерей заключали договора с хозяйствующими субъектами на предоставление рабочей силы. И поскольку бригадиры заказчика регулярно старались занизить реальную выработку спецконтингента, оперативные работники пресекали притеснения. Но не нужно думать, что это были проявления гуманности - из-за болезней и голода в разрушенной стране смертность "узников войны" была высокой и сохранение их жизней скоро стало важнейшей политической задачей. В Белгороде было 2 некрополя иностранных пленных: Северо-западный угловой участок старого городского кладбища (132 могилы) и маленький погост вблизи нынешней развязки Б.Хмельницкого - Красноармейская - Щорса (6 могил). Но уже к 1959 г. по данным запроса МВД к Горсовету оба места были уничтожены вопреки санитарным нормам, традициям и здравому смыслу. На первом появился свежий слой новых гражданских могил, а второе вообще было отдано под застройку местным жителям. В 2007 г. перед реконструкцией старого кладбища останки с примыкающего к старой ограде участка были эксгумированы (по всей видимости вместе с частью поздних захоронений) и перенесены на мемориальное кладбище в с. Беседино.

Более всего пленные иностранцы мечтали о возвращении на родину. Вопрос о репатриации начал решаться уже с конца лета 1945. Были определены категории по состоянию здоровья, степени участия в войне, преступлениях и вскоре началась постепенная отправка бывших врагов на Запад. Всего с территории Курской области с августа 1945 по декабрь 1949 было репатриировано 20,5 тыс. человек. Перед пересылкой отбирались партии, сначала из нетрудоспособных, затем в смешанном порядке. Выявлялись военные и уголовные преступники, каратели - не подлежащие возвращению. Партии снабжались годным к носке обмундированием, продуктами и медикаментами, им возвращались личные вещи и ценности. Естественно, не обходилось без нарушений, хищений, недоснабжения. Борьба с ними велась жестко, но ситуация кардинально не менялась. Большая часть узников, размещённых во всех учреждениях Курской области отправлялась со станции Белгород в Германию, во Франкфурт-на-Одере, где был создан пересылочный лагерь №69. Для этой цели в нашем городе и создавалось специализированное лагерное отделение при железной дороге.

Именно процессию на вокзал, на поезд домой и запечатлел в 1947 году художник Гончаров. Последний эшелон на Германию со станции Белгород отправился в марте 1950, уже после окончания основной части репатриации. Он был укомплектован отрядом строителей автомагистрали Москва - Симферополь.

Комментарии

( 3 комментария — Прокомментировать запись )
koshkinssak
18 янв, 2018 04:00 (UTC)

Познавательно, спасибо

ga_gb
18 янв, 2018 11:38 (UTC)
Интересно, какое место изображено?
sanchess_city31
23 янв, 2018 00:01 (UTC)
Перекресток Попова и Ленина. Пленные идут с площади к вокзалу.
( 3 комментария — Прокомментировать запись )