?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Первое, что приходит в голову, когда видишь скульптурное изображение государя в белгородском варианте - это очевидное несоответствие черт и выражения лица с историческими эпитетами: тишайший, блаженный. Невольно закрадывается вопрос: а кого же мы видим в начале так называемого "музея под открытым небом" - царя-основателя или постороннего мужика на стуле? Вопрос непраздный, памятник ведь посвящён не условно-собирательному образу дворника или символу в виде античной богини, это портрет конкретного государственного деятеля.



ОПИСАНИЕ
Памятник установлен в Белгороде, на перекрестке Народного Бульвара и ул. Белгородского полка. Ориентирован на восток. Композиция не имеет архитектурной части, представляет собой монументальную фигурную скульптуру (двухнатурную), изображает сидящего человека с достаточно высокой проработкой мелких деталей. Памятник персонифицирован, является портретом исторической личности, государственного деятеля - русского царя Федора Иоановича, основателя Белгорода.
Открыт 5 августа 2016 г.

Авторы:
Руководитель проекта: Заслуженный художник России Лохтачев Александр Иванович
Скульптор: Денис Лохтачев (Мастерская "ЛиК", г. Златоуст).
Формовка и отливка в металле: "Национальная творческая мастерская".

Материал: сплав силумин. Техника: лепка, литьё.
Высота скульптуры с постаментом: 3,3 метра.




КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ ПРОТОТИПА

Федор (в крещении Феодор) I Иоаннович.
Годы жизни: 11 мая 1557 г. (Москва) -7 января 1598 (Москва).
2-й Царь России (18 марта 1584 — 7 января 1598). Великий князь Московский.
Третий сын Ивана IV Грозного и Анастасии Романовны Юрьевой-Захаровой, последний Рюрикович на троне по праву наследования.
Личность и деятельность вызывают многочисленные дискуссии среди историков. Устоявшееся мнение о слабости правителя закрепилось к началу 19-го века во многом благодаря использованию исследователями зарубежных источников, которые в основном предвзято описывали политику и быт Русского государства. Объективными результатами правления являются многочисленные реформы, экономический и культурный рост, введение патриаршества, расширение государственных границ, успешная внешняя политика, усиление обороноспособности. Очевидно, что большинство достижений было реализовано благодаря успешной административной работе малого боярского круга и в первую очередь Бориса Годунова. Без руководства и контроля над разрозненными боярскими кланами всё это было бы невозможно. Ряд событий свидетельствует о твердости и принципиальности Федора во многих вопросах. По мнению современных историков домыслы о "слабоумии" и безволии царя связаны именно с кардинально иным относительно Ивана Грозного стилем правления. Отличительной чертой Федора являлась и чрезвычайная набожность, он был “прекроток и незлоблив”, очень много времени уделял молитвам. Канонизирован Православной Церковью.


ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПАМЯТНИКА

В нашей области уже давно развивается практика увековечивания основателей городов. И сейчас во многих местах установлены памятники государевым людям, строившим в старину первые крепости и укрепления. Известно, что вопрос о подобном монументе в самом Белгороде поднимался уже неоднократно, но единого мнения по этому поводу не было. Действительно, изображать неких абстрактных князей и дьков с выдуманной внешностью, о реальной роли которых известно лишь то, что они минимум однажды сюда приезжали, как-то слишком уж провинциально... А отношение к спорной личности царя-основателя у многих не самое положительное. Так незаметно подкралась 420-я годовщина основания. Высокие мужи вспомнили и окончательно утвердили. Причём полностью в стиле "тишайшего" царя Фёдора - в узком кругу, без лишнего шума, незаметно проведя подготовку по всем направлениям. Дорогостоящая скульптура была уже готова, а чиновники, глупо улыбаясь, рассказывали об инициативе её установки. В общем, сам процесс рождения памятника можно считать памятником руководящей деятельности прототипа!

Ещё 18 мая из Златоуста пришли вести о готовности скульптуры к литью в металле, в честь чего собрался весь авторский коллектив. Информация вскоре распространилась в городе с оговоркой "место установки пока не определено".



Лишь 19 июля установку памятника обсудили на совместных заседаниях постоянных комиссий Совета депутатов города Белгорода, где руководитель управления культуры администрации города Белгорода Людмила Грекова рассказала об "обращении общественности", которое было одобрено комиссией по увековечиванию. С предполагаемым местом - Народный бульвар. 29 июля вопрос был рассмотрен на сессии депутатов горсовета. "Общественность" представляло Пушкинское общество, представитель управления культуры путалась в датах, депутаты общались на повышенных тонах, но в итоге приняли положительное решение: приобрести монумент за счёт внебюджетных средств, выделить указанное место на бульваре, перевести на баланс города. Решение было выполнено уже через неделю.



Как отмечалось в прессе, памятник сооружался на народные пожертвования. Честнее было бы сказать, на деньги приближенных к административному ресурсу неизвестных меценатов. Вроде хорошее дело... Но средств собрали ровно для галочки, пусть и жирной, и от высокопоставленных друзей. Ни копейки на грамотного архитектора, ландшафтного дизайнера, более того вместо предполагаемой бронзы, был использован силумин. *Силумин — сплав алюминия с кремнием, обладает хорошими литейными свойствами. Дешевле стали и медных сплавов. Практически не подвержен влиянию влаги, обладает большой прочностью (твердостью) и достаточно износостойкий. Меценаты остались инкогнито и по другой причине: раз уж сам город посчитал тему скользкой и до последнего не раскрывал планов, то и нечего тут светиться.



Памятник был торжественно открыт 5 августа 2016 г. На церемонии присутствовал автор, скульптор Александр Лохтачёв:

«На Фёдоре Иоанновиче закончилась династия Рюриков. Он последний. Поэтому он изображён защищающим государственные регалии – скипетром он прикрывает державу, которая символизирует наше православное государство. Я хотел показать его великим деятелем, целеустремлённым, защищающим государственность. За 13 лет правления он заложил 24 крепости. Царь – человек, смотрящий вдаль, в будущее, в перспективу. Ведь как получилось – 400 лет мы жили с соседями бок о бок, а теперь между нам граница, которая прошла по той самой засечной черте, которую обозначил Фёдор Иоаннович».



«Открывая памятник царю Фёдору Иоанновичу, мы добавляем ещё один кусочек мозаики, ещё одну грань нашему музею под открытым небом, – сказал мэр Константин Полежаев. – Музей под открытым небом – это больше чем проект. Это философия городской среды: мы сохраняем памятники истории и культуры, дополняем облик нашего любимого Белгорода интересными деталями».

Митрополит Иоанн провёл чин освящения памятника: «Сегодня замечательный день – день освобождения Белгорода, и мы воздаём память прошлому, – отметил митрополит. – Мы должны постараться как можно больше узнать о царе Фёдоре Иоанновиче. Я предлагаю проводить специальные уроки в школе, обязательно выпустить книгу, посвящённую царю и Белгороду. Мы должны сделать так, чтобы каждый горожанин, подходя к памятнику, рассказал бы о нём как о близком человеке, и это будет самая лучшая память. Нам очень нужен этот памятник, потому что народ без истории что трава на ветру».





КРИТИКА ПО ПОВОДУ ПОРТРЕТНОГО СХОДСТВА

Слишком уж твердый, волевой взгляд, сконцентрированная поза, осанка. Это нетипично для человека, постоянно пребывающего в собственных мыслях и чаяниях. Да, периодически каждый может собраться и сжать себя в кулак. Но не таким запомнили Фёдора Иоановича современники. Нет в литературных источниках подобных описаний.



Одно дело словесный портрет - другое, когда личность запечатлена наглядно. К сожалению, прижизненные изображения Федора совершенно неинформативны. Пример тому - барельеф на Царь-пушке:



И тут на помощь приходит живопись. В нашем случае - парсуна.



Особенность парсун в том, что это не портрет в общепринятом смысле, а традиционное для того времени каноническое изображение человека в иконографической манере. Стилизованная картина. Тем не менее, они датированы первыми десятилетиями XVII в. В это время проживало достаточно очевидцев, помнящих облик царя. Подлог и явное несоответствие явно не остались бы незамеченными. Есть и другие изображения.



Здесь тоже наблюдаем специфическое неказистое лицо. Далёкое по анатомии от рассматриваемого современного изваяния. Каждому, кто хоть немного освоил изобразительное искусство, понятно: такие исторические картины условны в силу слабости мастерства авторов и рамкам канона. И тут нам на помощь приходит бескомпромиссный источник: научная реконструкция. В наличии у исследователей имеется самое достоверное из возможных изображений - трехмерная скульптурная голова царя, выполненная на основе настоящих останков лично разработчиком методики восстановления облика М. Герасимовым.



Оказывается, что парсуны довольно правдоподобны. У прототипа не только глаза, но и всё лицо точно так же "на выкате" - это особенность строения черепа. Более того, художники приукрасили облик. Или просто скрыли за канонической фактурой врожденный дефект - ассиметрию лица, которое при жизни было немного перекошено.
Известно, что Федор Иоанович с малых лет "косил под дурачка", будучи при этом здравомыслящим и умным человеком. Это было своеобразной защитой от постоянных стрессов и поводом избежать многих ненавистных обязанностей. По всей видимости, специфическая внешность в этом сильно помогала. Почему скульпторы настолько ушли от оригинала, ведь на снимке из мастерской на стене отчетливо видна фотография реконструкции?



В своих реконструкциях Герасимов не ограничивался только черепом, он досконально изучал все сохранившиеся кости, биоматериалы, одежду и предметы. Только так в комплексе возможно точное восстановление с учетом веса, возраста, пропорций тела, признаков заболеваний, отклонений. При моделировании внешности Ивана Грозного - отца Фёдора - реконструкторы с удивлением обнаружили, что тот до пожилого возраста был атлетического телосложения, широкоплечий, сильный и подтянутый. Черты лица Ивана Грозного гораздо более правильные и строгие, чем у сына, хотя сходство неоспоримо. Фёдор же не только "лицом не вышел", по всем описаниям он был очень болезненным человеком. Мал ростом, бледен лицом, ходил медленными неровными шагами. На портрете по черепу он получился сутулым, сгорбленным. Это конкретные особенности скелета. Ни о какой величественной осанке здесь говорить не приходится. А вот на реконструкцию Грозного наш памятник оказался похож даже больше.




ХОРУГВИ ЦАРСКИЕ

Теперь об изображении облачений и регалий власти. Странно, но здесь не без косяков, хотя мастерские "ЛиК" специализируются на церковной и традиционной русской утвари, и значит имеют большой опыт и познания в исторической реконструкции. Вероятно авторы заведомо не стали создавать оригинальный "жизненный" образ личности, придавать ему особый характер, а пошли по проверенному пути: предложили заказчику то, что ему несомненно понравится - банальный парадный портрет. На самом деле великие князья и царствующие особы крайне редко появлялись на люди при полном параде. Обычно это происходило на коронации, больших торжествах и приёмах особых иностранных делегаций, где важно было произвести впечатление. К истории Белгорода именно такой образ царя Фёдора не имеет никакого отношения. Можно представить себе сцену прибытия английских или датских королевских посланников к московскому самодержцу - тут такой образ уместен. А вот на заседании этакого "совета обороны", на решении текущих вопросов (которыми Фёдор очень не любил заниматься лично) - вряд ли. На европейской гравюре начала XVII в. царь изображен именно в гражданском платье. Позже с этой основы портрет перерисовывался и русскими художниками, что говорит о естественности такого внешнего вида.



О самих регалиях. Бармы (оплечье) на скульптуре изображены слишком объемно, детально и неестественно. Таких одинаковых камней для набора такого чёткого орнамента не найти и похожего на старинных рисунках мы не видим. Кстати, очень возможно, что на парсуне мы видим именно часть реальных барм, прикрытых сверху шубой или теплой накидкой.

Трон - он же престол. В записках иностранцев упоминается о парадном престоле, который был "весь целиком вызлащен и усыпан драгоценными каменьями". На скульптуре же мы видим странное сооружение, не похожее ни на один из древнейших сохранившихся тронов. Точнее, от каждого из них взято по кусочку.



Старейший т.н. "трон Ивана Грозного" - костяной стул. На самом деле появился немного позже - при Борисе Годунове, имеет некоторые переделки. Устойчиво ассоциируется в Иваном IV после повторения в скульптуре. Но тут хотя бы реальная вещь, почти того же периода, а не домыслы и фантазии. Другой стул, персидской работы, той же эпохи. Больше предназначен для трапез. По видимому что-то подобное и видели иностранцы.




Никаких орлов, тем более совмещенных с крестами на древнейших тронах не было, на фотографиях - поздние "доработки" (орлы между прочим - отдельная тема, их форма менялась почти при каждом самодержце, автоматически автоматически вызывая смену начертания на печатях, монетах и официальной утвари).

Шапка. Это вообще больная тема для многих художников, подрядившихся "под историю". Сразу вспоминается памятник князю Владимиру, но сейчас речь не о нём. Ношение головного убора в то время было обязательным, но в обычное время в его роли была, конечно, не корона. С доспехом носились ерихонки, с гражданским платьем - модные колпаки и клобуки из дорогой ткани. Венец - парадный убор. По какой-то причине автор выбрал для Фёдора шапку по типу Астраханской, ныне существующий вариант которой был создан позднее. Каким её был исходный вид - неизвестно. Из тех венцов, что были в тот период, сохранились шапка Мономаха и Казанская. Первая применялась при коронации, вторая могла изредка использоваться, что-то похожее на неё изображено на Царь-пушке. Кроме того, имелся роскошный "большой венец" - многоярусная шапка, впоследствии разобрана, примерные изображения есть на старинных рисунках. Отдельно по поводу меховой опушки. Почему-то современные скульпторы настойчиво делают оторочки царских шапок аналогично музейным образцам, хотя известно, что фасон меха менялся при каждой его замене, а на всех исторических изображениях допетровского периода он представлен куда более тонкой полоской.
В общем, скульптурный венец - полностью авторский вымысел. Точно такого явно не существовало, и не известно была ли в тот период какая-либо похожая шапка с короной на втором ярусе и крестом (что вообще сомнительно).

Скипетр и держава. В рассматриваемый период скипетр уже стал постоянным атрибутом царской власти, но его вид мог сильно отличаться. Существовали таковые в виде посоха с соответствующими украшениями. Коронационный скипетр достался Фёдору от отца и представлял собой "жезл из кости инрога в три с половиной фута длиной, украшенный богатыми каменьями". Т.е. это была метровая трость. Жезл из единорога был наиболее дорогим из собрания Ивана Грозного и скорее всего именно он входил в Большой наряд, который пытались изобразить скульпторы. Что же до "Царского яблока", то первые державы появились в казне незадолго до Фёдора, "яблоко" (как и меч Правосудия) использовалось в его коронации, но впервые как регалия описано только при Борисе Годунове.


КРИТИКА АРХИТЕКТУРНОГО РЕШЕНИЯ

Более десятилетия назад на высоком административном уровне началась реализация идеи "музея под открытым небом", в который должен был превратиться Народный бульвар. Под это дело даже переименовали (вопреки мнению общественности и историков) перпендикулярные участку "музея" улицы. Интересная концепция ланшафтного зонирования и создания реконструкций эпох вскоре была забыта, вместо этого началась установка разнообразных памятников. Большинство из них выглядит неуместно в условиях существующей среды, имеют проблемы с архитектурной привязкой. Так же произошло и с рассматриваемым монументом.

Ранее место первого экспоната, на перекрестке Народного бул. и ул. Белгородского полка, занимал памятный камень в честь 300-летия участия пехотного полка в Полтавском сражении. Установлен он 10 июля 2009 г. Располагался на площадке, вымощенной плиткой, в обрамлении цветника, несколько ближе к проезжей части. В 2016 камень перенесен и установлен слева от изначального места. Памятный знак представляет собой глыбу дикого камня (масса 10 тонн) с бронзовым медальоном на лицевой стороне (диаметр 0,76 м). Автор: скульптор Тарас Костенко.



Размещение в непосредственной близости двух памятных знаков, посвященных совершенно разным историческим эпохам не выдерживает никакой критики. Особенно в концепции "музея". А оставили его на перекрёстке поскольку "на улице Белгородского полка должен быть памятник Белгородскому полку". Как вы понимаете, было бы логичным установить скульптуру царя-основателя с другой стороны улицы. Но там "музея под открытым небом" уже нет, хотя ещё задолго до выдумывания этого мега-проекта был - в виде поезда-музея и тематического оформления. Теперь же на фоне обновлённой хайтечной филармонии памятник царю смотрелся бы ещё более нелепо чем получилось...


Если простой камень не нуждается в работе архитектора, то со скульптурными композициями всё куда сложнее. По какой-то причине от его услуг здесь отказались практически полностью. Просто поставили фигуру на площадку как есть. И контролирующие органы это решение как-то утвердили. Дело в том, что восприятие зрителем объемной композиции зависит не только от мастерства автора, но и от сопутствующих факторов: фон, оформление артобъекта и площадки, соблюдение правил дистанцирования. Городская застройка в месте установки плохо сочетается с тематикой скульптуры. Зато имеется хороший фон в виде широкого зеленого сквера, это сглаживает общие недостатки среды. Дистанция обзора подобрана компромиссно. Вблизи - минимальна для двухнатурной скульптуры, но позволяет заметить её на отдалении, с разных сторон перекрёстка.




Памятник не имеет постамента - это грубейшее нарушение принципа социальной дистанции. Увековечивание исторических личностей таким способом не приветствуется: теряется ощущение авторитета и значимости персонажа. Обыватель как бы находится на одном уровне с правителем (независимо от размеров скульптуры). В нашем случае зритель автоматически воспринимает памятник как жанровую контактную композицию: прикасается, взаимодействует, присаживаясь на колени к фигуре, становится на них ногами для эффектного фото. Это нормально для контактных скульптур, они так и должны работать. Тот же серийный "Ленин в детстве" часто устанавливался как декоративная фигурка на игровых площадках - детям доносили, что маленький вождь был таким же как они. Но взрослый Ленин - уже выдающаяся личность и до него обывателю нужно дорасти - построить собственный постамент. Забраться на такой памятник ради забавной фотки выглядит типичным хулиганством, а вот вытирать ноги о царя-основателя допустимо... Допустимо лишь по причине отсутствия соответствующего архитектурного оформления.




Личность и внешность правителя, особенности исторического периода прекрасно описаны и изучены, но его образ в искусстве мало использовался, поэтому любое новое изображение становится востребованным как иллюстративный материал, образец для копирования и распространения. В таких случаях миссия художника становится особенно важной. Ну а возможность "попрания сапожищем" сводит на нет саму идею увековечивания личности.

Комментарии

( 5 комментариев — Прокомментировать запись )
a_staska
16 дек, 2017 06:34 (UTC)
Спасибо за интересный текст. Мне кажется, в нашем городе совсем не думают о том, как сосуществуют, сочетаются на определенной площадке или улице разные объекты. Я уж не говорю о масштабах самого города. Ведь это как айдентика для компании. Все должно быть в едином стиле. А у нас в итоге получается какое-то безумное нагромождение памятников, скульптур, памятных знаков и прочего. Нет единообразия.

А по поводу памятника Дегтяреву. На мой взгляд он очень магнетический. Но там же была какая-то история с его установкой, когда часть композиции попросту убрали. И теперь люди его откровенно пугаются в эдакой-то позе. Явно не хватает ему обрамления соответствующего.
pyzh
16 дек, 2017 09:42 (UTC)
Боюсь, что это проблема не только нашего города, но и всей страны. Я про то, что мы не думаем. А ещё не знаем и не хотим знать историю как общую, так и родного Белгорода, и Отечества.

Понятно, что не все способны и готовы изучать краеведение как автор этого замечательного текста, но в целом-то... Недавно общался с библиотекарем детской библиотеки - дети совсем перестали брать книги по истории. Это серьезный звонок.

Пока будет подобная ситуация, пока мы будем жить в таком формате нас будет окружать то, что мы имеем. Увы.
a_staska
16 дек, 2017 10:37 (UTC)
Саш, библиотеки перестают быть местом, где берут книги. Интернет дает ответы на все. В том числе и интересные живые видео по истории. К примеру, наш проект на МБ "Места знать надо". Ведь это же гораздо интереснее посмотреть, чем читать скучные книги по краеведению. Уж прости за крамолу. Но они реально скучные.

Мне довелось готовить очерки для книги "Библиотека белгородской семьи" (кстати, замечательный проект, готовится к изданию пятитомник по истории области). Так вот, пока писала тексты, перепахала много материала в областной библиотеке. Ну это же невозможно все это читать в здравом уме. Либо это перечисление дат и событий, либо отрывочные безсистемные данные, воспоминания никак друг с другом не связанные. Либо голый текст без фотографий и наглядных материалов. А многие интересные данные, когда-либо публиковавшиеся в районках, например, никак не систематизированы и погребены заживо в архивах.

А если говорить конкретно о данном примере с памятником, то извините, речь не о детях, а о взрослых дядях и тетях, профессионалах своего дела, которые просто не имеют права не вникнуть в суть, делая что-то.
pyzh
17 дек, 2017 10:16 (UTC)
Уважаю твой труд в библиотеке, но позволю не согласиться с утверждением, что библиотеки перестают быть местами, где берутся книги. Дети по-прежнему туда ходят и читают книги. Бесспорно, что-то они читают или, как ты заметила, смотрят в сети.

Про памятник могу сказать следующее - вряд ли профессионалы своего дела не вникают в суть, делая что-то. На то они и профессионалы.
sanchess_city31
17 дек, 2017 11:47 (UTC)
Профессионалы на то и профессионалы, чтобы в первую очередь предоставить заказчику тот продукт, который его устроит. "ЛиК" хорошо чувствует пожелания белгородского клиента, в этом его успех. Можно слепить оригинальный высокохудожественный портрет с характером, получить за него кучу наград на выставках, но так и не продать. А можно отлить из лома гигантскую матрёшку и положить в портфолио успешных заказов. И потом уже думать о высоком искусстве.
( 5 комментариев — Прокомментировать запись )